15
Апр

Приволжский Орлеан в Самаре. География Самары

    admin   in Интересное

Завоевание Казани, Астрахани, продвижение казаков на Яик и далее в Сибирь, обеспечение безопасности судоходства по Волге, открыло пути для освоения обширных районов левобережья реки. Родовитое дворянство, помещики переселяли сюда крестьян из центральных губерний, где был избыток рабочей силы. Церковь, крупнейший землевладелец, основывала в новом крае монастыри. Свидетельства того давнего процесса и поныне сохранились в названиях некоторых наших сел: Украинка, Тамбовка, Пензино, Малая Рязань и т. д.

Наряду со скотоводством, оно процветало в Заволжье и прежде, широкое развитие получило землепашество. На расширении сельскохозяйственного производства благотворно сказалась отмена крепостного права. За последующие двадцать пять лет посевные площади увеличились более чем в три раза. Урожайность зерновых культур поднялась в частных владениях с 24 до 36 пудов с одной десятины. И на многие десятилетия сельское хозяйство стало основой экономики нашего края.

« По количеству собираемой пшеницы и вообще хлеба,-писал один из первых историков Самарской губернии Петр Владимирович Алабин,- по расчету на душу населения, Самарская стоит на первом месте между губерниями империи, а по среднегодовому избытку хлеба, поступающего на вывоз за границу, - на втором месте».

И еще одно немаловажное замечание П.В. Алабина. Говоря о значении хлебной торговли, он подчеркивал, что создала наш город, от ее успехов зависит его будущее.

Центром хлебной торговли Самара стала задолго до основания губернии. К ней, стоящей на главном водном пути России, традиционно тяготели Бузулукский, Бугурусланский, Бугульминский уезды Оренбургской губернии, Николаевский и Новоузенский – Саратовской, Ставропольский – Симбирский, которые и вошли позднее в ее состав. Везли в город хлеб и уральские казаки, они давно знали дорогу в Самару. Сюда вел возникший много лет назад скотопрогонный тракт, который и назывался Уральским.

До постройки железной дороги хлеб в Самару поступал исключительно гужевым транспортом. С осени до весны. Особенно в большом количестве на Казанскую и Воздвиженскую ярмарки. Сотни подвод выстраивались в очередь, ожидая переправы через реку Самара. В зимнее время торговля хлебом разворачивалась прямо на льду. По самой реке, хотя она и брала начало в Оренбуржье, хлеб не подвозили. Лишь в 1851 и 1852 годах по весне спустили несколько барж из Бузулука и Борской крепости. Но более такие попытки не предпринимались. Мешали мельничные плотины, мелководье, большая извилистость реки.

Становлению города Самары как центра хлебной торговли на Волге способствовало и еще одно очень важное обстоятельство. Река Самара вскрывалась на две недели раньше Волги. Ледоход непродолжительный: менее суток. Это связано с тем, что в верховьях реки было много плотин. Спуск талых вод на каждой из них велся постепенно, по мере их накопления. В средней же части реки, равнинной, извилистой, течение прибивало лед к берегам. Так что ледоход наблюдался лишь в устье на протяжении пяти верст. Таким образом, если суда зимовали на реке Самаре, можно было сразу ставить их под погрузку. А как только очищалась ото льда сама Волга, отправлять в рейс. Обычно это происходило в первой половине апреля, когда суда с верховий только спускались к нашему городу. Такое преимущество самарской хлебной пристани быстро оценили волжские купцы. Их суда делали за навигацию на два–три рейса больше до Рыбинска, чем другие. Да и первый хлеб всегда шел дороже, нежели при массовом подвозе, что доставляло немало выгод тем, кто занимался хлебной торговлей и судовым промыслом. Поэтому много судов зимовало на реке Самаре, много судов всех типов спешилосюда по весне: расшивы, тихвинки, кладные, межеумки, баржи сплавные и полубарки, шитики, паромы…За пшеницей в Самару пришел в мае 1846 годапервым своим рейсом по Волге пароход « Волга».

В книге « Самара – Куйбышев: Хроника событий. 1586 – 1986 гг., изданной к 400-летию города, появление первого парохода в Самаре отнесено к 1843 году. Это ошибка. В июне этого года Николай I только подписал закон, разрешающий иметь пароходы всем желающим. А 7 сентября быт утвержден устав петербургской компаниипод названием «Пароходное Общество по Волге». В дальнейшемее стали именовать пароходным обществом «По Волге». Оно и заказало в Голландии пароход, который был доставлен на Волгу в разобранном виде, собран здесь и 15 мая вступил в работу.

Это было плоскодонное судно с железным корпусом, паровой машиной в 250 сил, которая производила такой шум, что его слышно было за несколько километров. Кают, рубок оно не имело. Рулевое колесо помещалось прямо на палубе. Против течения«Волга» с грузом до 300 тысяч пудов шла по четыре-пять верст в час, а порожняком в четыре раза быстрее. Примечательно то, что свой первый рабочий рейс судно совершило из Самары.

Взяв на буксир две баржи с грузом пшеницы в 150 тысяч пудов, пароход вышел в Рыбинск. В разгаре был весенний паводок, скорость течения реки резко возросла, да еще разразился шторм. Он разбил, потопил многие суда, шедшие с низовий Волги. Команда парохода сумела быстро уйти с баржами в безопасное место, где и переждала непогоду.

Один из тех, кто видел работу парохода, оставил такие воспоминания: «Интерес этих всех приволжских жителей, созерцавших первый пароход на Волге, так был велик сам по себе, что они съезжались сюда за десятки и сотни верст из деревень и сел, а равно также и из городов и весей, и целыми днями, неделями и даже более проживали в прибрежных селах и городах реки и ожидали прибытия парохода к данному пункту.

…от этих зевак, толпами собирающимися на берегах великой реки, далеко разносились по стране страшные рассказы об удивительной «посудине с печкой», двигающейся при помощи черта, который сидит «в нутре» посудины и вертит большими, странными по своему виду колесами, с силой хлопающими по воде. С некоторым удивлением отмечалось при этом, черт на работе, «должно быть, тоже устает, так как дышит очень сильно – не по людски, да и не по воловьи, а как-то по своему, больно громко и через трубу».

Первый рабочий рейс «Волги» прошел весьма успешно, и ровно через три недели караван прибыл в Рыбинск. Шел он только в дневное время (судовая обстановка на реке отсутствовала), так что собственно ходовое время составило всего 13 дней.

Два новых рейса «Волги» с грузом в 245 тысяч пудов принесли обществу 13 тысяч рублей чистой прибыли. Команда парохода удостоилась за свою работу похвального отзыва в приказе главноуправляющего путями сообщения графа Клейнмихеля.

В следующую навигацию пароход перевез в общей сложности 429 тысяч пудов, дав владельцам 80 тысяч рублей. Такое обнадеживающее начало побудило общество «По Волге» заказать в Голландии новые буксиры, «Геркулес» и «Самсон». По своей мощности, 460 сил, они почти в два раза превосходили «Волгу». В 1848 году оба судна вступили в работу и грузились на хлебных пристанях Самары.

Имея три парохода, общество смогло вести уже регулярные перевозки. Весной, по большой воде, суда делали по 2 – 3 рейса из Самары или Балаково до Рыбинска с хлебным грузом. В июле – начале августа выполняли 2 рейса из Астрахани с хлебом и грузами для Нижегородской ярмарки. После ее окончания шли с ее товарами снова в Астрахань, откуда возвращались поздней осенью только с одной баржой, груженой малосольной рыбой.

Сначала паровые суда использовались исключительно на транспортировке грузов. И только общество «Самолет», основанное в 1853 году, отступило от этого правила. Построив буксиры «Ундина» и «Резвый» и первое грузо-пассажирское судно «Казань», оно стало постепенно специализироваться на перевозке пассажиров. Эпоха парусных судов, бурлацкой лямки навсегда ушла в прошлое. В Самаре, наряду с хлебными и лесными пристанями, появились и пассажирские.