21
июня

Кто прошлое помянет

    Редакция   in Интересное

Часто ли мы вспоминаем прошлое? О чем особо сожалеем и тоскуем, от чего отрекаемся без оглядки, к чему мы никак не можем привыкнуть в этой теперешней жизни?

Вопросы вовсе не праздные. На финише  года, столетия или чьей-то конкретной жизни принято итожить все, что прожито, и оценить все, что еще каким-то образом поддается оценке.

Профессор Российского гуманитарного государственного университета А.Х.Бургалов во время визита в Самару в беседе с корреспондентом на тему «Откуда и куда идешь, Россия?» сказал: «С прошлым нельзя бороться. От него нельзя открещиваться. Прошлое надо поглотить в себе, осмыслить, понять. И преодолеть».

То, что четверть века назад мы были другими, вряд ли кто сможет сегодня отрицать. Что же сохранилось в памяти и в душе от тех времен, когда мы молились на генсеков и  коммунистическую партию, когда полагались не на свою честь, совесть, а все больше возлагали ответственность за все, что происходило в стране, на партийно-хозяйственный актив с профсоюзом впридачу. Когда все воспринималось как должное и мы пикнуть не могли против очередей и списков на простыни и паласы. Вопросов не задавали. Не сетовали. Десятками лет терпели, чтобы получить малогабаритную квартиру. Радовались, что дали место в детский сад, что профком выделил раз в десять лет путевку в санаторий.

Нас в ту пору многое не устраивало, но зато все мы были равны друг перед другом. И начальство особо не высовывалось. Уравниловка была удобна, применима для всех категорий, она служила ширмой и незаменимой палочкой-выручалочкой для тех, кто нами правил. Разумеется, мы и тогда догадывались, что под усредненный стандарт подходили только мы, средние слои населения. Тот, кто повыше, жил иной жизнью и благами пользовался не с общего стола. Таков был порядок, и никто не смел нарушить его.

Нынче тот, кто был ничем, так и остался на той же ступеньке, если не опустился еще ниже. Есть у нас теперь бедные и богатые, нищие и миллиардеры. Все поделены на слои, даже прослойки не увидать…

Кто был облечен властью, имел доступ к капиталам, тот и сегодня «на коне». И завтра будет верховодить. И дети его шпалы укладывать не будут. Этот слой, называющий себя элитой, готовит своих наследников к управлению  в чужеземных академиях и университетах, по ихней методике и технологиям, не вписывающим в наш российский уклад и менталитет.

Всем понятно, что роли давно распределены и нам в этом «спектакле», как и раньше, отведены роли статистов: подать, убрать, сказать  «кушать подано», да не забыть низко поклониться, шаркнуть ножкой. Может быть поэтому, от осознания никчемности «винтиков и шпунтиков», люди все чаще и чаще обращают свой взор в прошлое, наивно полагая, что раньше-то все было иначе.

Да, я помню собрания буровиков, транспортников, газопереработчиков - этой крепкой рабочей косточки и элиты нашего небольшого городка,- на которых такие страсти кипели, что мы, газетчики, не знали, с какого боку свои материалы начинать с тех горячих диспутов. Листая старые газетные подшивки, отметила одну любопытную деталь. И тогда, как и сейчас, начальство никто не критиковал по-серьезному. А если и звучала эта самая «критика снизу», то по таким незначительным фактам, что, ей-богу, стоило ли изводить бумагу на протоколы и записи в журналистском блокноте.

Зато в редакцию потоком шли жалобы на несправедливое распределение товаров народного потребления. Было, было такое! И мы кидались в профкомы, завкомы, ворошили протоколы, устраивали вместе с сотрудниками ОБХСС рейдовые проверки на складах и в магазинах. Сколько истраченных понапрасну сил и поломанных копий. И ради чего? Нет, не справедливость мы восстанавливали, а несчастные стиральные порошки перераспределяли - у кого-то отбиралось, другим, «горластым», отдавалось.

Мне помнится постыдное, на мой взгляд, разбирательство жалобы сотрудников одной их городских школ на своих шефов за то, что те «забыли» наделить их бартерными колготками. Дело дошло до того, что начальник сердито высказался на этот беспрецедентный случай такой фразой: «Жаловаться вздумали? Ну, тогда ни одной пары вы не получите! Пусть мы своим буровикам еще по трое колготок распределим!». Смеялись тогда сквозь слезы, и считали такую несправедливость чуть ли не трагедией. Ох, нам бы сегодня  такие заботы…

Память - штука цепкая, как репей. Вдруг всплыл еще один грустный эпизод о том, как долго и мучительно больно ходила в райисполком и райком партии супруга руководителя одного из предприятий района в надежде, что строгий выговор в его учетной карточке «за измену» поможет ей вернуть покой, любовь, уважение, как-то исправит оступившегося мужа. Не помогло. Вряд ли и сегодня поможет, хотя никто уже никуда не ходит и не жалуется.

Говорят, другие времена - иные порядки. Хотя, справедливости ради, давайте признаемся, что  из того времени мы вынесли и почерпнули немало полезного и нужного. Но как раз об этом мы и не сожалеем, и не дорожим приобретенным опытом, не сохраняем традиции, устои. Многое ценное утрачено, потеряно безвозвратно.

В одной из недавних встреч  молодая приятельница сетовала, что люди стали равнодушными, скупыми на похвалу и ласку. А престарелая бывшая наша соседка, позвонив после одного из  праздников, жалилась на своих шумных и неряшливых соседей. Компания в их квартире гуляла на всю катушку. Все  десять праздничных дней, оставив на  лестничной площадке после себя гору окурков, пустых сигаретных пачек и плевки. Дважды к старушке выезжала «неотложка», соседи это видели, но ни на йоту не умерили звучание грохочущего из сильных динамиков тяжелого рока.

Потеря добросердечия, отзывчивости, понимания - это грозные приметы нашего времени. Да, и раньше такое бывало, но очень редко и осуждалось сурово, принародно. «Сегодня обижаться и жаловаться не принято. Засмеют», - с горечью говорила старушка.

Что тут добавить к сказанному? И так понятно. Но мне думается, этот шлейф взаимного неуважения и пренебрежения друг другом тянется из недавнего прошлого, когда мерой воспитания и воздействия на умы людей была лишь одна мера - мера наказания. Но если пугать только кнутом и приманивать пряником, то аукается такая система на нас же самих. Мы смирились с хамством, с беспардонностью, оголтелым варварством, стали бояться насилия, совсем перестали стесняться бескультурья и бездуховности.

Кто ходит на театральные постановки? Кто часто посещает библиотеки? Кто сам участвует н художественной самодеятельности и к этому приучает своих детей и внуков? Увы! Единицы.  А, в общем и целом жизнь у многих строится по одной схеме: дом, семья, работа, дача. По телевизору смотрим все подряд; «убойные» сериалы нам заменили умных и хороших собеседников, Стали редкостью лыжные прогулки и вылазки всей семьей в лес, на стадион, на речку. Милые эти забавы и занятия стали вдруг непопулярными. Зато вошли в моду « корпоративные тусовки, «фуршеты» и «круглые столы» с горячительными возлияниями, а как следствие - семейные скандалы, разводы, детская безнадзорность.

Прошлое, настоящее, будущее - они всегда идут в связке и потому неразрывны. Отсеивая наносное, временное, мы отбираем золотые крупицы житейского опыта,  понимания и человеческой мудрости. Моисей сорок лет водил иудеев по пустыне для того, чтобы выветрилось из них напрочь чувство раба, не имеющего своей родины. У нас, слава Богу, есть наша любимая Россия, милая сердцу земля, есть мы, россияне. Не хватает малого и в то же время самого главного - родства, единения и понимания, ибо поодиночке нам не выжить и не преодолеть тягостный груз прошлых заблуждений и ошибок.

Антонида Бердникова.

Г.Нефтегорск.