13
Апр

История Театров Самары. Вехи строительства

    admin   in Интересное

Этому событию предшествовали месяцы напряженной работы городского головы Петра Владимировича Алабина и членов театральной комиссии. В январе 1886 года губернатор А.Д. Свербеев обратил внимание городской управы на ветхость деревянного здания зимнего театра, построенного тридцать лет назад. И вот 3 марта специальная комиссия, в состав которой вошли губернский и городской архитекторы, полицмейстер, городской голова, техники строительного управления, пришли к заключению о невозможности дальнейшего использования театра.

4 апреля Самарская городская управа вынесла вопрос о сооружении нового здания на рассмотрение гласных думы. В это время велось возведение кафедрального собора, строительство противопожарного водопровода, памятника Александру II.Финансовое бремя было велико. Но театр в Самаре любили. Возражения противников новых расходов большинство гласных не приняло во внимание. Вести новые дела поручили специальной комиссии, в состав которой избрали любителей театрального искусства К.К. Позерна, Л.Н. Ященко, К.П. Молгачева, А. Д. Грачева.

Лето и осенью спорили о том, где быть театру: на старом месте или на новом. С учетом перспектив развития города, пришли к мнению, что его следует вынести на окраину города. С холма между Почтовой улицей и женским Иверским монастырем открывается прекрасный вид на Струковский сад, простор реки, Жигулевские горы. Театр хорошо впишется и в панораму города с Волги. Учитывался и тот факт, что он будет приближен к потенциальному зрителю, и зал его не будет пустовать, как случалось порой старом театре. Наконец, какое число зрителей должен вмещать зал: 800, 1000 или 1300. Одни гласные призывали не впадать в излишние расходы, другие говорили, что театр строится не на один сезон, необходимо учитывать перспективы развития города и рост численности его населения.

Новость о скором появлении в городе нового здания театра порадовала не всех. «Самарский справочный листок» критиковал решение думы. « Вопрос о постройке храма Мельпомены решен 5 ноября нашею думою в утвердительном смысле… Итак, Самара тратит на постройку театра всего 90 тысяч,..а сколько будет непредвиденных расходов – мы с достоверностью сказать не можем, но можем предположить, что г. Алабин не пожалеет городского кармана для театра, как не пожалел он его для г. Бромлея, при постройке у нас водопровода. Г. Алабин, видимо, жаждет лавров, как некогда жаждал их Фемистокл при славе Мильтиада, а потому мы и советовали бы ему, кстати, украсить Самару и гимназией».

Корреспондент «Самарского справочного листка» указывал на то, что в городе найдется всего тысячи четыре человек, которым нужен театр. Так справедливо ли «…для такого ничтожного меньшинства жертвовать интересами города?» А в другой раз та же газета писала, что городской голова «…с настойчивостью, достойной лучшего применения, хлопотал о постройке никому не нужного театра и находил, что город богат. Да, г. Алабин, город богат, да только не для побрякушек, у него есть столько настоятельных и неотложных нужд, что не до построек памятников о вашей деятельности».

Но городская дума, в которой, кстати, преобладало купечество, не отказалась от желания подарить городу театр. Театральная комиссия решала, кому из архитекторов поручить составить проект здания. Остановили свой выбор на Михаиле Николаевиче Чичагове. Он построил в Москве несколько театральных зданий. В том числе и театра Корша, получившее всеобщее одобрение. А за свои труды, составление сметы, плана здания, наблюдение за его постройкой просит всего 5 тысяч рублей.

Поджимали сроки. Театральный сезон хотели открыть уже в новом здании 1 ноября 1887 года. На объявления в столичных и местных газетах отозвались только два московских купца, Лабзов и Захаров. На торгах они не согласились построить театр за 84900 рублей, запросили 88990. Гласные сочли такую сумму завышенной. Кроме того, И.Л. Санин, А.Д. Грачев, А.С. Злобин заявили, что нельзя строить здание за один год. Оно должно выстояться в течение зимы. В противном случае будет сырым. Неизбежна и его осадка, посему вся штукатурка осыпется.

Другая сторона в лице П.В. Алабина, К. К. Позерна настаивала на сокращенных сроках строительства. В Москве ставили театры за один сезон, неловко перед Чичаговым, который согласился с такими сроками, а стены можно отштукатурить цементом. Да и ранее сама дума принимала именно такое решение. Однако, после долгих дебатов постановили в январе 1887 года: строить хозяйственным способом и не спешить в столь важном деле.

«Самарская газета» о спорах в думе так писала в те дни: «…мы позволим себе отдать должную честь г. Алабину, Мы знаем, что он желал утверждения торгов за москвичами, как за опытными подрядчиками, уже строившими в Москве театр г. Корша, и в заседании думы 19 января очень старался отстоять мнение театральной комиссии, бывшей тоже за сдачу постройки театра москвичам Лабзову и Захарову. Но, несмотря на это, приступая к постройке театра нежелательным для себя способом, господин Алабин поистине проявил гражданское мужество, смирив свое самолюбие и энергично взявшись за постройку».

Подряд на каменную кладку дума отдала Степану Ивановичу Дьячкову, а работы из бутового камня и облицовку фундамента цокольным камнем самарскому мещанину Михаилу Васильевичу Кошелеву.

3 марта 1887 года проходят выборы нового состава театральной комиссии. В нее вошли гласные А.С. Злобин, К.П. Молгачев, Е.Т. Кожевников, К.К. Позерн, А.М.Михайлов. На них возложили наблюдение за всеми работами. И тут происходит корректировка плана, в результате которой театр приобрел всем знакомый нам внешний вид.

Еще в декабре минувшего года управа и театральная комиссия пришли к заключению, что «… план и фасад театра своим изяществом, строгой пропорциональностью частей и вообще архитектурными достоинствами вполне отвечает значению города Самары, весьма серьезному, ввиду несомненной лучшей будущности, его ожидаемой».И вот а марте, городская управа докладывает членам театральной комиссии, что Петр Владимирович Алабин, будучи в Москве, попросил Чичагова изменить проект здания. И просьба эта продиктована мнением горожан, которые хотят видеть театр в «русском стиле». Кроме того, попросил придать больше красоты боковым фасадам здания, «…обращенным, как на Волгу, так и в противоположную сторону». Члены театральной комиссии новый вариант и в глаза не видели, но время дорого и они соглашаются: пусть русский стиль.

И вот 25 мая 1888 года к месту строительства прибыли начальник Самарской губернии А.Д. Свербеев, члены исполнительной театральной комиссии, все гласные думы, техники губернского правления. После молебствия с водосвятием Александр Дмитриевич Свербеев, городской голова Петр Владимирович Алабин и некоторые гласные кладут камни в четыре угла будущего здания. В одну из стен помещают стеклянную трубочку, в которой находится акт о закладке городского театра.

Строительные работы шли хорошо, и что вскоре выясняется: закупленного кирпича не хватит. Строительное отделение Самарского губернского правления сочло, что некоторые стены здания нужно делать большей толщины. Надо 800 тысяч штук кирпича, и дума выделяет на это еще 7 тысяч рублей.

20 августа гласные Самарской городской думы совместно с Чичаговым осматривают здание, изучают возможность увеличения числа мест в зрительном зале. Принимается предложение архитектора « Восстановить первоначальный план театра, вместимостью на 1300 человек, с некоторым видоизменением этого плана, а именно: устройством в предполагавшемся в этот плане амфитеатра 16 открытых лож».

В зимний период, как правило, строительные работы раньше не велись. Этим, видимо, и объясняется тот факт, что Самарская городская дума вновь обращается к решению вопросов, связанных с театром только 12 февраля 1888 года. Изготовить занавес и пять основных декораций (лес, изба, зала, улица и богатые комнаты) гласные доверяют московскому классному художнику Янову. Выделяют на эти работы 5961 рубль.

Решается и вторая, не менее важная задача: кому отдать устройство сцены. За эту работу готовы взяться мастера Мариинского императорского театра, Малого театра Москвы. Но они просят за работу от 8 до 18 тысяч рублей. М.Н. Чичагов рекомендует самарцам мастера театра Корша Мирона Ивановича Родина. Он возьмется сделать сцену и за 4500 рублей. Гласные думы приглашают в город М.И. Родина, оплатив ему проезд по железной дороге в вагоне 2 класса.

Весна прибавила забот и городскому голове Петру Владимировичу Алабину, и членам театральной комиссии. Необходимо решить, из какого материала делать лестницы театра. Местный камень мягок, быстро истирается. Предпочтение отдается тарусскому мрамору. Из него изготовить две парадные и две боковые лестницы. И только лестница, ведущая в подвал, будет из местного камня.

Театр еще строится, но в город приглашается антрепренер Петр Михайлович Медведев, которого в театральном мире назвали «королем антрепренеров». Он был известен в Самаре с шестидесятых годов, полюбился театралам и своими постановками, и своими труппами.

Пятого мая, Петр Михайлович, обращает внимание членов управы, что при театре нет мастерской для изготовления декораций. А она необходима. И снова гласные идут на расходы (1650 рублей), чтобы сделать пристрой к театру. Тогда не придется с улицы вносить и выносить декорации. Работы поручаются технику Куроедову, помощнику М.Н. Чичагова.

Не может обойтись театр и без водопровода. 20 мая подряд на его устройство отдается братьям Бромлей, которые строили городской противопожарный водопровод. К монтажу системы приступает его поверенный, заведующий городским водопроводом Н.В.Чумаков.

Никто и в мыслях допустить не мог, что в новом театре будет керосиновое освещение. На помощь приходит Альфред Филиппович Вакано. Он берется поставлять осветительный газ со своего пивоваренного завода. А устройство газового освещения театра 17 июня дума передает заведующему осветительной частью театра Корша мещанину Коптеву. Отпускает на эти цели более девяти тысяч рублей.

Перед самым открытием театрального сезона антрепренер Петр Михайлович Медведев предлагает изменить цены на билеты в партере, чтобы «…предоставить небогатым людям возможность посещать театр целыми семьями». С некоторыми поправками его предложение принимается. Вскоре решается и вопрос о найме смотрителя. Кто-то должен отвечать за освещение театра, отопление, водопровод, следить за пожарной безопасностью и чистотой. На эту должность приглашается прусский подданный Вольтер. Он просит за свою работу немалые деньги: зимой 115 рублей в месяц, а летом 45. Правда, за свой счет берется нанять себе помощника и двух рабочих. Кандидатура Вольтера не вызывает возражений гласных. Он устраивал освещение и водопровод на Жигулевском пивоваренном заводе, так что с обязанностями смотрителя справиться вполне успешно.

Первого октября состоялся молебен и освящение театра, на строительство которого город затратил 146 тысяч рублей. А вечером следующего дня в нем подняли занавес. Артисты труппы Петра Михайловича Медведева открыли сезон драмой П. Невежина «Вторая молодость».

Самарский драматический театр, возможно, стал последней работой архитектора М.Н. Чичагова. Он скончался 7 октября 1889 года. Похоронили его на Ваганьковском кладбище.

Пожалуй, есть смысл упомянуть еще о нескольких событиях, связанных с театром. В 1898 году он получил электрическое освещение. Энергия поступала со станции Жигулевского пивоваренного завода до 1900 года, пока город не обзавелся собственной электростанцией. В 1902 году холм, на котором стоял театр, был обустроен, на нем появился сквер, названный Пушкинским.

Несколько десятилетий здание театра сохраняло свой первозданный вид. Только в 1967 году строители треста № 11 провели его реконструкцию. По их оплошности случился пожар, который, по счастью, удалось быстро ликвидировать. При сохранении фасада здания и внутренней планировки зала удалось расширить служебные помещения. Артисты получили новый репетиционный зал, гримерные. В знак благодарности свой первый спектакль в обновленном театре они посвятили строителям.

Прошло более века со времени возведения театра в Самаре. За эти годы на ее улицах поднялись десятки, сотни новых зданий. Но расписной терем в «русском стиле» по сей день остается визитной карточкой нашего города.