13
Апр

Капиталисты и их жены в Самаре

    Ahel   in Интересное

В 1881 году самарский полицмейстер назвал купцов I гильдии Субботиных, Шихобаловых и Курлиных одними из первых капиталистов Самары. Как-то не согласуются в нашем понимании значения столь разных слов. Купец - это торговец. Где-то купил товар подешевле, привез в другую местность, продал подороже. А капиталист - более промышленник, производитель. И все-таки полицмейстер прав. Он четко определил социальный статус передовых людей тех лет, которые, принадлежа к купеческому сословию, уже вкладывали заработанныеденьги не только в расширение своей торговли,но и в промышленное производство: переработку зерна, изготовление сельскохозяйственных машин, паровых двигателей, постройку пароходов и т.д.

Некоторые самарские купцы, умея считать и считать неплохо, были не в ладах с грамотой. Но это не мешало вести им активную общественную деятельность. Представительство купеческого сословия в Самарской городской думе было почти всегда самым многочисленным. И в благотворительных учреждениях тоже. А вот купеческие жены более консервативны. Их интересы редко выходили за пределы семьи. А если такое и случалось, то ненадолго. Так, появлялись в благотворительных организациях и внезапно исчезали купчихи Анна Асафовна Константинова, Ольга Ивановна Шабаева, Екатерина Константиновна Субботина. И, пожалуй, первыми, кто нарушил мужскую «монополию» на благие дела, стали жены Георгия Ивановича и Константина Ивановича Курлиных.

История становления этих купеческих семейств похожа на десятки других. Скупка земель, скота, его забой, салотопление, хлебная торговля. Одно время Георгий Иванович Курлин и Антон Николаевич Шихобалов даже вели дела совместно, что лишний раз свидетельствует о совпадении их интересов.

Связывали их не только партнерские отношения, но и родственные. Андрей Андреевич Субботин был женат на Елизавете Ивановне, урожденной Шихобаловой. А дочь Антона Николаевича Шихобалова, Екатерина, состояла в браке с Иваном, сыном Георгия Ивановича Курлина.

И в последующие годы, когда каждый из них вел свои дела самостоятельно, их пути приращения капитала оказывались общими. Курлины охотно откликнулись на предложение Торгового дома “Семена Субботина сын и внук” составить товарищество по совместной эксплуатации новейшей мукомольной мельницы в1881 году. Они вложили деньги в развитие механического завода, бывшего Бенке, в1882 году. Так что с полным основанием можно сказать,что братья Курлины своими капиталами помогали становлению мукомольной и машиностроительной промышленности Самары.

Разумеется, делали они это не в ущерб себе. Их состояние росло.Семейства Курлиных владели около 40 тысячами десятин земли в Самарском, Бугурусланском, Бузулукском и Николаевском уездах. В 40 верстах от станции Сорочинской Оренбургской железной дороги у Курлиных находился кумысный завод. Он располагал 75 номерами для отдыхающих стоимостью от 12 до 90 рублей в месяц. Питание обходилось в 24 рубля, а бутылка ковыльного кумыса в 20 копеек.В распоряжении приезжающих имелись верховые и упряжные лошади, купальни, площадка для игры в кегли, бильярд, шахматы, свежие газеты.

Владельцы кумысного завода держали на железнодорожной станции верховых лошадей и экипажи, дом, в котором прибывающие на кумыс могли при необходимости переночевать.

Неплохое недвижимое имущество имели Курлины в Самаре. Им принадлежали дома по Казанской, 23, 205, 217, 218, 219, 221, 222 и по Дворянской,140.

Занимая видное положение в самарском обществе, Георгий и Константин Курлины избирались гласными городской думы. Они работали в ней вместе с такими известными людьми, как П.В.Алабин, П.С.Субботин, Е.Н.Шихобалов, И.В.Константинов, Д.В.Кирилов, Н.Г.Неклютин. Позднее гласными думы стали и сыновья Георгия Ивановича - Александр и Иван.

Следуя традициям самарского купечества, Курлины оказывали помощь церкви. И прежде всего старший из них, Георгий Иванович. На протяжении многих лет он принимал участие в работе комитета по постройке нового кафедрального собора. Сам жертвовал и собирал деньги на его сооружение. В числе почетных гостей присутствовал в 1894 году на освящении храма.

На средства потомственного почетного гражданина изготовили в Московской литейной мастерской А.М.Постникова и К° ажурный крест для новой часовни святителя Алексия,небесного покровителя Самары. Помогал он возводить Ильинскую церковь, часовню при Успенском храме. А Константин Иванович Курлин пожертвовал этой же церкви двухэтажный дом на каменном фундаменте с надворными постройками.

Два небольших замечания, которые, как мне кажется, довольно хорошо характеризуют братьев Курлиных. Будучи давно и весьма состоятельными людьми,они только в конце 70-х годов попросили причислить их к самарским купцам I гильдии. И второе. Авторитет, особенно Георгия Ивановича среди гласных городской думы к 1890 году был весьма велик. Достаточно сказать, что купца выдвинули на должность городского головы наряду с П.В.Алабиным, П.С.Субботиным, и он получил практически равное с ними число избирательных голосов.

Для меня важным является также еще один факт из биографии Георгия Ивановича. Когда в 1891 году П.С.Субботин оставил двесвои последние общественные обязанности (почетного попечителя 4-классного городского училища и старосты Иоакимо-Анненской церкви), должности эти принял на себя Георгий Иванович.

А теперь небольшое отступлениеот темы. Константин Карлович Грот, в прошлом один из лучших начальников Самарской губернии, не порывал связей с городом, Почетным гражданином которого был. Не разпредлагал учредить в России благотворительные учреждения для слепых детей. Воплотить в жизнь его пожелание взялсяв Самаре Георгий Иванович. Он покупает двухэтажный дом на Преображенской улице, 47 (Водников) с необходимыми службами, местом для разведения сада, перестраивает его и открывает всентябре училище-приют на 40 малолетних слепых детей.

«Самарская газета», сообщая о добром почине Г.И.Курлина, выразила опасение, что родители не станут отдавать своих детей под опеку посторонних лиц. Опасения эти не оправдались. Уже в первый год своего существования приют принял одиннадцать мальчиков. Их обучали грамоте, ремеслу, а летом они отдыхали на даче Георгия Ивановича.

Сразу после открытия приюта для слепых детей купец известил об этом губернатора А.Д.Свербеева,сообщил, что хочет передать приют в дар Самарскому отделению попечительства императрицы Марии Александровны о слепых. В спешном порядке, 5 октября, такое отделение организуется. Но дар на сумму свыше 15 тысяч рублей можно было принять только с высочайшего соизволения. Оно последовало в феврале 1892 года, a 2 марта состоялось официальное открытие училища-приюта.

В апреле общее собрание членов Самарского отделения попечительства о слепых избрало Г.И.Курлина своим почетным членом.

Благое начинание Георгия Ивановича сразу получило поддержку со стороны самарцев. Кто-то из горожан, пожелавший остаться неизвестным, пожертвовал приюту 2000 рублей, купец И.М.Плешанов -100 рублей. Так началась долгая жизнь приюта для слепых детей, который находился под опекой всех Курлиных. Несколько слов об этом скажу позже, а сейчас о главном. О том, что побудило меня обратить внимание именно на это семейство, а не какое-нибудь другое.

Я уже говорил, что участие купеческих жен в благотворительных учреждениях имело непостоянный характер. К этому можно добавить и их пассивность, ибо ограничивалось оно уплатой членских взносов. Да и сами общества были немногочисленны, бедны.

Так, Общество попечения о бедных, открытое 23 октября 1873 года, имело поступления от 3 до 5 тысяч рублей в год, которые почти полностью расходовались на оказание помощи. “Очевидно, что при таких скудных средствах, - писал П. В. Алабин,- деятельность Общества не может принять широкиеразмеры.”.

Еще более критично отзывался он о работе отделения общества попечения о больных и раненых воинах с Дамским комитетом при нем. “Самоотделение общества, основанное в Самаре 4 января 1868 года, ничем особым не ознаменовало доселе своей деятельности; напротив, оно с каждым годом как-то чахнет и хиреет, чему доказательством может служить, что, имея в своем составе в первый год существования 56 учредителей и 4-х действительных членов, оно, теряя с каждым годом и тех и других, в настоящее время состоит из 20 членов» .

Думаю, неошибусь, если скажу, что положениe стало меняться к лучшему с обращением к филантропической деятельности Варвары Акимовны (жены Константина Ивановича Курлина) и Марии Захаровны (жены Георгия Ивановича Курлина).

Две небольших справки. К I880 году Варваре Акимовне исполнилось35 лет. Она старше своего мужана один год. Семья была бездетной.

Вторая чета Курлиныхявляла собой полную противоположность первой. Георгий Иванович, 43 лет, на 12 лет старше своей жены Марии Захаровны. У него был сын Иван от первого брака. Затем последовали Дмитрий, Александр, Ольга, Людмила, а в 1881году – Мария.

О роли этих женщин я бы сказал так: они были профессиональными активистками филантропического движения, его лидерами.

Первой обратилась к благотворительной деятельности Варвара Акимовна. В Адрес-календаре и памятной книжке Самарской губернии на 1874 год она названа попечительницей Общества попечения о бедных по I части города Самары. А в 1879 году уже была председателем попечительского совета общества.

Мария Захаровна вступила в общество попечения о бедных в 1875 году. Через два года на общем собрании ее избрали кандидатом в попечители. Так началась их благотворительная деятельность, которой они посвятили около сорока лет.

Несомненно, активизации всех благотворительных обществ способствовала война на Балканах. И прежде всего Самарского местного управления общества попечения о больных и раненых воинах, в Дамский комитет которого входили Варвара Акимовна и Мария Захаровна Курлины. Они начинают сбор пожертвований как денежных,так и вещами. Значительные пожертвования по сообщению “Самарских губернских ведомостей” делают купцы И.В.Константинов, Н.Ф.Дунаев, Е.Н.Аннаев.

Летом 1877 года Главное управление, состоящего под высочайшим покровительством императрицы общества попечения о раненых и больных воинах, избирает Самарскую губернию для лечения воинов и предлагает открыть госпитали на 350 человек. В первых числах июля лазарет на 75 мест уже был открыт. Но24 и 25 июля в Самаре происходят сильные пожары. Сгорают канцелярия губернатора, отделение Госбанка, городское полицейское управление, Николаевский сиротский дом, лазарет общества попечения о раненых и больных воинах. В общей сложности сгорело более 300 домов. И когда 19 августа на пароходе “Дмитрий Донской” из Саратова поступила первая партия раненых, их пришлось разместить в земской больнице. 24 и 26 сентября Самара принимает еще 70 человек. Их уже размещают в доме П.В. Алабина, приспособленном под лазарет, содержался который исключительно на средства общества попечения о раненых и больных воинах.

Взять на себя столь большие расходы общество смогло благодаря пожертвованиям, которое вели его члены. Так, от купца Н.Ф.Дунаева поступило 1500 рублей, от А.Н. и Е.Н.Шихобаловых 600 рублей, от братьев Курлиных 558 рублей, И.М.Плешанова 624 рубля.

В летние месяцы 1877 года с разрешения губернатора П.А.Бильбасова учреждается Самарское губернское попечительство для пособия нуждающимся семействам воинов. Это была инициатива Дамского комитета и Самарского общества попечения о бедных.

14 ноября поездом из Воронежа в Самару направляют 114 воинов Мингрельского, Грузинского, Гурийского полков. Многие из них были уроженцами нашего города. В Сызрани их встретили и сопровождали до Самары члены управления общества попечения о раненых и больных воинах. Прибывших также разместили частично в доме П.В.Алабина.

Деятельность общества попечения о раненых и больных воинах не ограничивалась только сбором средств и организацией работы госпиталя. Они направили в Черногорию 86 пудов шуб, пальто, сорочек, простыней, варежек,сукна. Посылки с теплой одеждой, мылом, чаем, кисетами уходили в действующую за Дунаем русскую армию. Было собрано 1500 рублей на приобретение перевязочных средств, за что оно удостоилось благодарности императрицы.

Война с Турцией показала, что России необходим современный морской флот. Как военный,так и торговый. “Правительственный вестник” писал в мае 1878 года, что прошло только два месяца с подписания мира, а в Мраморном море появились военные корабли сильнейшей морской державы. Враг на земле не страшен России. Но нужно дать русским морякам “…хорошие быстроходные суда в изобилии”. В мирное время, сняв орудия, они возьмут на себя доставку грузов, за провоз которых русскиелюди платят сейчас десятки миллионов рублей иноземцам. Создание добровольного флота разрешил государь.

4-го мая под председательством начальника губернии П.А.Бильбасовабыл открыт губернский комитет для сбора пожертвований на строительство и приобретение за границей морских судов добровольного флота. В комитет вошли девять человек. Среди нихвице-губернатор, прокурор окружного суда, управляющий государственными имуществами, городской голова Самары, председатель земской управы, несколько купцов и, кажется, единственная дама - Мария Захаровна Курлина.

7 июня “Самарские губернские ведомости” публикуют первоесообщениеопожертвованиях. Князь С.А.Кугушев дал один рубль, торговцы Троицкого рынка собрали 234 рубля, чиновники канцелярии губернатора -33 рубля. Мария ЗахаровнаКурлина организовала 14 мая “гулянье” в Струковском саду и собрала 574 рубля.

15 июля та же газета публикуетновое сообщение: М.З. Курлина передала на добровольный флот 170 рублей.

Таких энтузиастов создания добровольного флота, как Мария Захаровна, в России, видимо, было немало. Всего за три месяца поступления составили свышемиллиона рублей. В течение трех дней, 14, 18, 23 июля в Кронштадт прибыли из Гамбурга пассажирские суда, которые получили названия “Россия”, “Москва”, “Петербург”. А в Америке были приобретены еще не сошедшие со стапелей крейсера “Европа”, “Азия”, “Африка”"Австралия”, приход которых в Кронштадт ожидался весной будущего года.

Можно добавить, что создание добровольного флота было длительной и успешно проведенной компанией. В циркулярах Министерства внутренних дел (1908-1910 г.) имеются сведения о Комитете Добровольного Флота, агентства которого находились во многих городах России.

Война за освобождение Болгарии не обошлась без потерь. Она умножила число сирот. И в 1878 году в Самаре появляется новый приют.О целях его в уставе говорилось так: “Учреждаемый под ведением Самарского общества попечения о бедных, приют, именуемый в честь Августейшего Имени в Бозе почившей Государыни Императрицы “Мариинский” имеет целью доставить убежище беспомощным сиротамженского пола,детям воинов и дать им средства в будущем содержаться самостоятельным трудом”.

В приют брали девочек немоложе 5 и не старше 12 лет. Им преподавали арифметику, Закон Божий, учили стирать, гладить, рукодельничать, готовить еду. После исполнения 16 лет дети выпускались из приюта.

Председателем попечительского совета приюта стала Варвара Акимовна Курлина. Своюобязанность она исполняла неформально. Договорилась с железной дорогой о бесплатной доставке 25 девочекк себе на дачу, где они и провели все лето. Отдых детей обошелся приюту в 216 рублей. Эти затраты компенсировали пожертвования доброхотов (55 рублей) и сама Варвара Акимовна (100 рублей). Пока дети находились на даче, здание приюта отремонтировали.

Новое благотворительное учреждение производило столь хорошее впечатление, что его показывали высоким гостям. 10 мая приют посетил принц П.Г.Ольденбургский, а 29 декабря- великий князь Николай Константинович.

1880 год был трудный для губернии. Урожай хлебов оказался низким, к осени пуд ржаного хлеба уже стоил 1руб. 60 коп., а картофеля - 40 коп. На чрезвычайном губернском собрании 17 октября принимается решение обратиться вправительство о выделении на продовольственный и семенной фонд губернии свыше 5 миллионов рублей с рассрочкой уплаты на три года.

Председатель общества попечения обедных В.А.Курлина нашла свой путь оказания помощи людям. При содействии горожан Зайцева, Акутина и Бенке раздобыла паровой котел, железо, и на заводе Г.К.Бенке была сделана кухня, в которой стали готовить бесплатные обеды для неимущих.

Подорожание продуктов питания повлекло за собой и рост цен на квартиры, сдаваемые домовладельцами учащимся Самары. Пришлось организовать два общежития для учеников реальной и классической гимназий. Дом для общежития девочек предоставил И.М.Плешанов. Он же и П.С.Субботин помогали детям деньгами, продуктами. Двух девочек на полное содержание взяли Е.А.Соколова и В.А.Курлина.

Я не ставлю перед собой задачу шаг зашагом проследить все этапы благотворительной деятельности, которую вели жены братьев Курлиных на протяжении сорока лет. Это предмет большой работыо филантропах и филантропических учреждениях старой Самары. Но тема обозначена и, быть может, привлечет к себе внимание исследователей. Поэтому остановлюсь лишь на некоторых фактах из жизни семейств Курлиных.

Активное участие Варвара Акимовна и Мария Захаровна Курлины на протяжении многих лет принимали в работепопечительских советов Николаевского сиротского дома, местного управления общества Красного Креста. Вместе с ними благотворительностью стали заниматься и младшие представители семейства- Людмила и Мария Георгиевны Курлины. В 1902 году они пожертвовали в память своего умершего отца Георгия Ивановича 1590 рублей на строительство больницы Ольгинской общины сестер милосердия. В общих палатах больницы имелась иодна “бесплатная кровать имени Георгия Ивановича Курлина”. Строительство больницы субсидировал также и Константин Иванович (500руб.).

Членом Самарского местного управления Красного Крестаявлялась Александра Павловна Курлина. Она же вместе с Екатериной Антоновной была действительным членом Самарского губернского попечительства детских приютов.

Здесь, пожалуй, пора сказать, что мужчины из рода Курлиных сравнительно рано ушли из жизни. Георгий Иванович упоминается умершим в документах 1895 года. Последний раз имя Константина Ивановича было занесено в Адрес-календарь Самарской губернии в 1908 году. Совсем рано умер Дмитрий, сын Георгия Ивановича. В память о нем Мария Захаровна пожертвовала 13 тысяч рублей на стипендию его имени в коммерческом училище.В 1914 году в возрасте 43 лет от паралича скончался самый видный из младших представителей семейства Курлиных - Александр Георгиевич. В истории Самары он оставил о себе добрый след.И об этом следует рассказать хотя бы кратко.

Еще в конце 80-х годов купцы Самары ратовали за открытие в городе коммерческого училища. Но это было сопряжено с рядом трудностей, вызванных тем,что по законуот 9 мая 1894 года учебные заведения такого рода открывались с разрешения Министерства торговли и промышленности, в ведении которого и находились. Поэтому инициатива Самарского биржевого комитета и его председателя А.Г.Курлина в 1899 году не увенчалась успехом. Однако тогда было принято принципиальное решение об организации училища и выделено на это две тысячи рублей.

Доброе начинание биржевиков получило поддержку в городе. Дума постановила выделить на открытие училища 5 тысяч рублей, а торговой школы, о чем просило общество приказчиков, - три тысячи.

Общество взаимного кредита тоже поддержало предложение А.Г.Курлина и наметило ежегодно отчислять училищу 1% от чистой прибыли, что составляло примерно 400 рублей.

Более консервативную позицию заняло Самарское губернское земское собрание. Оно отказалось финансировать коммерческое училище, а торговой школе решило выделять каждый год потысяче рублей.

Еще дважды, в 1900 и 1901 годах, биржевой комитет повторял свои просьбы, слал в столицу ходоков. И в 1902 году был принят новый закон, который “…дал твердую опору этому движению русского торгово-промышленного класса к образованию своих детей”.

14 сентября в Самаре состоялись торжества по случаю открытия коммерческого училища. “Создание коммерческого училища, - писала по этому случаю “Самарская газета”, - является вполне отрадным фактом, свидетельствующим, что самарское купечество не представляет, вопреки всему, неподвижного темного царства, что есть в нем сознание необходимости общественного воспитания, образования и развития вне старых изношенных рамок”.

Первым директором Самарского коммерческого училища стал А.Д.Соколов. Его пригласили из старейшего в стране Петербургского коммерческого училища, где он проработал преподавателем 12 лет. Первыми членами попечительского совета нового учебного заведения избрали А.Г.Курлина, И .Я .Соколова, Е.О.Юрина.

А через несколько лет в Самаре прошли новые торжества по случаю освящения специально построенного для коммерческого училища здания. Оно было возведено на добровольные пожертвования, главным образом Александра Георгиевича.

Еще одно доброе дело биржевого комитета, который возглавлял А. Г. Курлин - обоснованиенеобходимости строительства железнодорожной ветки от станции Самарапо берегам рек Самарки и Волги до лесного склада Удельного ведомства, расположенного выше Жигулевского пивоваренного завода. Биржевики подсчитали, что через город проходит до 77 миллионов пудов разных грузов. Их приходится доставлять со станции на баржи гужевым транспортом с платой по 5 рублей с вагона, а в распутицу - до 23 рублей.

Были разработаны два варианта прокладки такой ветки: незатопляемой, стоимостью 970 тысяч рублей, изатопляемой по весне, сооружение которой обойдется в 300 тысяч рублей. Если город возьмется за строительство по второму варианту, грузоотправители будут платить по 3 рубля с вагона. Таким образом, годовой доход от дороги составит примерно 30 тысяч рублей.

В Самаре велось в это время строительство скотобойни, электростанции, и город не мог позволить себе столь большие расходы. Предложение биржевиков было реализовано только попрошествии десятка лет. Новая ветка железной дороги была названа Аннаевской, по фамилии известного самарского купца Егора Никитича Аннаева. В конце двадцатых годов минувшего века она пришла в негодность и в середине тридцатых построена практически заново. В годы Великой Отечественной по ней доставлялось топливо для Самарской электростанции и Жигулевского пивзавода. Ветка была ликвидирована при строительстве первой очереди набережной.

Через несколько лет, предположительно по болезни, Александр Георгиевич оставил пост председателя Самарской биржи. 18 марта 1910 года его портрет был поставлен рядом с мемориальной доской в одном из помещений биржи, текст которойгласил: «1898 г. сентября 15 дня трудами и средствами председателя биржевого комитета Александра Георгиевича Курлина и старшины того же комитета Павла Ивановича Шихобалова при участии членов общества построено и освящено здание биржи».

Последние сведения о жизниКурлиных в Самаресодержатся в Памятной книжке Самарской губернии на 1916 год. Варвара Акимовна все еще входила в состав попечительского совета Николаевского сиротского дома. Почетной попечительницей училища для слепых детей оставалась, хотя и жила в Петербурге, Мария Захаровна. В Самаре ее помощницей была Екатерина Антоновна.

Установление Советской власти в Самаре побудило покинуть город многих представителей имущего класса. Кто-то стремился затеряться в больших городах: Москве, Петербурге. Иные уехали еще дальше, в Китай, в страны Европы. Курлины оказались в Берлине. Жена Михаила Булгакова в своих воспоминаниях писала, что заместителем редактора газеты “Накануне” был Юрий Николаевич Потехин. “Действительно красивый человек, но,видимо, предельно нервный: у него, несмотря на молодой возраст, не переставая, дрожат руки. Я несколько раз слышала, как он выступал с трибуны. Умно. Активнопризывал к возвращению в СССР. Женат он был набывшей очень богатой самарской помещице Курлиной. Она славилась своими бриллиантами, молчаливостью и умением играть в шахматы. Наши мужчины побаивались садиться с ней как с партнершей. Ее сестра – красавица – была замужем за Мамонтовым».

Заведующая отделом истории прошлого Самарского областного историко-краеведческого музея имени П.В.Алабина Ирина Владимировна Крамарева сумела восстановить послереволюционную судьбу большого семейства Курлиных. И я настоятельно рекомендую читателям обратиться к ее публикации, ибо она содержит много иных сведений, использовать которые в своей работе о Курлиных я посчитал неправомерным.

Глобальный каталог сайтов регистрирует сайты бесплатно!

Каталог сайтов eDirectory.ru - интернет каталог русскоязычных сайтов.

Лучший каталог сайтов